17 ноября 2016

Флотские истории. Часть первая

Поражающие своим размахом битвы, героические обороны в осаде и блестящие военные операции - мы хорошо знаем истории наземных и воздушных сражений, но и на море были свои герои и битвы повлиявшие на историю. ​Представляем новый цикл из истории морских сражений. Наши сегодняшние рассказы - о малом флоте во время Второй мировой войны.


«КАТЮШИ» В СТАЛИНГРАДЕ

В годы Второй мировой войны Сталинград был крупным портом на Волге. В июле 1941 года, через месяц после вторжения Германии, из состава Красной армии был выделен специальный контингент на Волге, в задачи которого входила подготовка военнослужащих для волжского флота. В октябре он был преобразован в Волжскую военную флотилию. В ее состав вошли 7 канонерских лодок, 15 бронекатеров, свыше 20 минных тральщиков и две плавучие артиллерийские батареи.

В 1942 г. линия фронта приблизилась к Волге, и для обеих противоборствующих сторон река как крупная транспортная артерия приобрела стратегическое значение. С целью укрепления обороны корабли Волжской флотилии постоянно улучшались и модифицировались. В итоге, хотя сделать это было непросто, бронетанкеры оснастили танковыми орудийными башнями. Также именно в ходе Сталинградской битвы на корабли впервые установили реактивные минометы. А как только появились новые модели, менее громоздкие и более легкие, их тоже сразу же установили на эти бронетанкеры. Так в дни Сталинградской битвы на Волге впервые показал себя знаменитый на весь мир реактивный миномет «Катюша».

Героические свершения Волжской военной флотилии, без сомнения, ни в чем не уступают наиболее самоотверженным подвигам сухопутных сил СССР в битве за Сталинград. РККА смогла нанести военной машине Германии сокрушительный удар как на суше, так и на воде.

ОПЕРАЦИИ «ГАН» и «НЬЮТ»

В начале 1944 года конвои ВМС Германии у берегов Италии использовали в качестве транспорта тяжелобронированные быстроходные баржи, БДБ. Эти суда были грозными противниками на море: они оснащались 88-мм орудиями главного калибра и зенитными установками, а благодаря малой осадке баржи становились практически неуязвимы для торпед. Чтобы противостоять этой угрозе, командир Роберт Аллан из резерва Королевского ВМФ собрал свой небольшой флот. Его «линейными кораблями» стали танкодесантные артиллерийские катера (ДКА), оснащенные 120-мм орудиями. Их эскорт составляли английские и американские суда. Прикрытие осуществлялось торпедными и артиллерийскими катерами «Фэйрмайл Ди», которых моряки называли «Псами». А для разведки и обнаружения противника использовались превосходные радиолокаторы патрульных торпедных катеров.

В марте 1944 года в рамках операции «Ган» Аллан нанес удар своим флотом по немецкому конвою из шести БДБ и двух эсминцев. Торпедные катера отвлекли на себя внимание эсминцев и дали возможность артиллерийским ДКА вступить в бой с БДБ. В результате союзники потопили весь конвой и не понесли потерь. Через месяц флот Аллана принял участие в операции «Ньют», в рамках которой ему удалось вступить в бой с несколькими группами кораблей противника и уничтожить еще пять БДБ и один буксир. Аллан был награжден орденом «За выдающиеся заслуги» как «командир легких средств ВМС, проявивший храбрость, решительность и стратегический талант перед лицом противника в сражениях у западного побережья Италии».

ЧУДЕСА В РЕШЕТЕ

В ноябре 1943 года катер PT-167 в камуфляжной раскраске «Зебра» сопровождал несколько десантных судов к островам Трежери. В сумерках конвой был обнаружен эскадрильей японских торпедоносцев B5N «Кэйт», и те стали снижаться для атаки. Возможно, пилоты приняли эти корабли за куда более крупные суда, поэтому торпеды были выпущены на короткой дистанции: так близко, что первый самолет сбил радиоантенну PT-167. В тот момент, когда машина рухнула в море, корабль содрогнулся от мощного удара. Зенитчики открыли огонь, сбив другой самолет. Он упал так близко, что залил палубу водой. Остальные торпедоносцы атаковали десантные суда.

Когда атака была отбита, капитан PT-167 осмотрел свое судно и обнаружил, что именно попало в катер: торпеда пробила нос, разворотив гальюн, и оставила сквозное отверстие в борту. Десантный катер пехоты LCI-90 тоже был поврежден. Торпеда пробила корпус, но не разорвалась и застряла в машинном отделении. Экипаж десантного катера эвакуировался на PT-167, а LCI-90 отбуксировали обратно в порт. Вскоре ремонт был закончен и оба судна вернулись к активным боевым действиям. Так что когда на следующий день японские радиостанции заявили в эфире о двух потопленных авианосцах противника, то они несколько преувеличили!

ИМПЕРАТОРСКИЙ ФЛОТ ЯПОНИИ СОКРАЩАЕТ ОТСТАВАНИЕ

Командование Императорского флота не уделяло особого внимания торпедными катерами до тех пор, пока не участились столкновения японских ВМС с американскими судами этого типа. Изначально военная доктрина Императорского флота подразумевала победу в одном генеральном сражении и не предусматривала использование торпедных катеров. Помимо этого, защита берегов Японии и завоеванных территорий не значилась среди стратегических приоритетов. Лишь когда эти малые суда продемонстрировали, на что они способны, Императорский флот запустил программу массового производства кораблей такого типа.

О судьбе японских торпедных катеров можно рассказать не так много, хотя время от времени они принимали участие в боевых действиях. 2 сентября 1944 года патрульный катер Императорского флота лихорадочно пытался обнаружить экипаж торпедоносца «Эвенджер», подбитого у Титидзима (Бонинские острова). Пилотом этой машины был младший лейтенант Джордж Г. У. Буш, будущий президент США. Поблизости находилась подводная лодка «Финбэк», в задачи которой входило спасение катапультировавшихся членов экипажей американских самолетов. Пока другой «Эвенджер» отвлекал торпедный катер огнем, субмарине удалось всплыть и подобрать Буша.

ВХОД СОЮЗНИКОВ В БИЗЕРТУ

Торпедным катерам следовало остерегаться не только врагов. В мае 1943 года корабли PT-202, PT-204 и PT-205, выполнявшие задачу по патрулированию у берегов Северной Африки, обнаружили два британских эсминца: «Ламертон» и «Уилтон». Корабли Королевского флота подверглись атаке со стороны немецких торпедных катеров. Обороняясь, эсминцы открыли огонь по союзным и вражеским судам без разбора. Лейтенант Дюбоз на PT-202 пытался указать экипажу эсминца на их ошибку сигнальным огнем, но в разверзшемся аду тот слился со следами трассирующих снарядов и не был замечен. В дыму торпедные катера союзников начали отступать, уклонившись от столкновения с кораблями противника, однако лишь через час им удалось оторваться от «Ламертона», твердо решившего преследовать врага.

У PT-205 заканчивалось топливо, поэтому его командир, лейтенант О'Брайен, принял решение пришвартоваться в бухте города Бизерты, лишь недавно занятого союзниками. А на следующее утро О'Брайен с удивлением узнал, что его просят передвинуть катер, который мешает местным фотографам сделать качественные снимки приближающегося десантного корабля, «первого» судна союзников в городе!

 

Спокойного моря и попутного ветра!


Читайте также:

История морских сражений. Часть первая
История морских сражений. Часть вторая
История морских сражений. Часть третья

Комментарии (40)

Новость больше не доступна для комментирования